Стокгольм - символ украинской победы. У каждого из нас найдется собственный #стокгольм: значимый, неординарный, полученный вопреки обстоятельствам.
Стокгольм - символ украинской победы. У каждого из нас найдется собственный #стокгольм: значимый, неординарный, полученный вопреки обстоятельствам.
Руководитель отдела по работе с регионами БО "100% Жизни" Валерия Рачинская рассказала о жизни с ВИЧ-статусом и о том, почему она решила помогать другим
Валерия Рачинская
Руководитель отдела по работе с регионами БО "100% Жизни"
Сама я родом из Луганска. Я — ВИЧ-позитивная, узнала о своем статусе в 2010 году. До этого работала менеджером в крупной компании, все в моей жизни было хорошо, я вообще никак себя не связывала с социальной работой. Да и о ВИЧ мало что знала, в принципе.

Позже познакомилась со своим будущим мужем, он работал в одной из благотворительных организаций. Спросил, есть ли у меня знакомые, например, ВИЧ-позитивные или болеющие туберкулезом, у которых нарушались права человека, или, может, у меня были такие случаи.

Я сказала, что у меня, в принципе, все хорошо: СПИД-центр хороший, терапию я принимаю, все идет гладко. Да и вообще на тот момент я не очень понимала, чем занимаются все эти благотворительные фонды, зачем все это, если все, казалось бы, идет отлично.

Он ответил мне, мол, ну, значит, повезло, что в моей жизни все здорово, но есть люди, у которых все совершенно иначе. Которых не приняли родственники, или выгнали из дома, которые подвергаются дискриминации, по какой-то причине не получают терапию, не имеют поддержки. Наверное, эти слова и стали какой-то отправной точкой для меня, желанием что-то делать для других.

Сперва я начала помогать ему в его работе. Потом мотивировала открыть собственную организацию. Ушла из сферы торговли и стала работать там, с ним. Так появилось Луганское отделение Всеукраинской сети ЛЖВ [Люди, живущие с ВИЧ/СПИД]. Через год после того как мы взяли первый проект, нам дали еще один, наш бюджет увеличивался, проект начал развиваться, мы достигли успеха.

Когда началась война на Донбассе, нам пришлось эвакуировать организацию оттуда, уехать самим. Но потом я задумалась, что это как-то нехорошо: нельзя бросать людей в такие сложные моменты, когда они больше всего нуждаются в нашей помощи. Какие же мы тогда благотворители?
И когда началась война на Донбассе, нам пришлось эвакуировать организацию оттуда, уехать самим. Но потом я задумалась, что это как-то нехорошо: нельзя бросать людей в такие сложные моменты, когда они больше всего нуждаются в нашей помощи. Какие же мы тогда благотворители?

После этого мы занялись тем, что начали поставлять медикаменты и другие необходимые передачи людям на Донбассе, вывозили оттуда людей, возили кровь на анализы, организовали поставку терапии для людей с ВИЧ. Делали это где-то два года, ездили и на оккупированные территории Донбасса, и на подконтрольные Украине территории. До тех пор, пока ЮНИСЕФ в 2015-м не взял на себя ответственность за поставки этих медикаментов на Донбасс.

Сейчас я руковожу отделом по работе с регионами во Всеукраинской сети ЛЖВ. Одно из главных направлений в нашей деятельности — это просветительская работа. В маленьких населенных пунктах люди недостаточно проинформированы о том, что такое ВИЧ/СПИД, откуда берется. Многие считают, что это случается только с наркоманами или теми, кто занимается сексом за деньги. Но это не так. И об этом нужно знать.

Надсилаючи свою історію на emal tviy@stockholm.org.ua, автор погоджується танадає згоду на те, що історію може бути відредаговано та опубліковано Організаторами на сторінці https://www.facebook.com/Stockholm.org.ua із зазначенням імені та прізвища автора, що були вказані ним в електронному листі. Крім того, автор погоджується з тим, що публікація його історії не оплачується/ не відшкодовується Організатором. Публікація історії на сторінці https://www.facebook.com/Stockholm.org.ua не є обов'язком Організатора – Організатор залишає за собою право на власний розсуд здійснити публікацію отриманої історії або не здійснювати такої публікації.